Следы | Промзона. Павел Отдельнов
 
Убежище. 2018. холст, масло. 60х80

ГО 

     На каждом более-менее крупном советском предприятии обязательно были кабинеты Гражданской обороны (ГО), в которых проходили соответствующие занятия и просмотры диафильмов. На одном из дзержинских заводов я нашел несколько таких пленок. Значительная их часть была посвящена тому, как вести себя во время химической атаки. После 1945 года ожидание и страх войны были глубоко в подсознании каждого человека послевоенного поколения. Под некоторыми из цехов до сих пор сохранились большие бомбоубежища. 

     Один из моих дедушек работал инструктором, он регулярно проводил учения, на которых рабочим нужно было подготовить свое рабочее место, надеть противогаз и спуститься в бомбоубежище. Но занятия ГО были нужны не только, и может быть, не столько для того, чтобы суметь укрыться от нападения агрессора. Реальную опасность представляли и сами химические производства, на которых часто случались аварии и внештатные ситуации. Навыки, приобретенные на таких занятиях, были полезны для того, чтобы сохранить здоровье и жизнь.

 
«Химическое оружие», диафильм. 1968
Иприт. 2018. холст, масло. 100х150

Иприт 

     Высокотоксичное боевое отравляющее вещество кожно-нарывного действия производилось на заводах Дзержинска с 1939 по 1959 год. Производство было законсервировано, а в 90-е годы полностью ликвидировано. Продукция, которая производилась десятками тысяч тонн в год, так никогда и не была использована. Больше всех от нее пострадали сами рабочие. 

     «Технология была примитивной, без современных технических средств защиты. Атмосфера цеха была насыщена ипритными парами, частые проливы убирались древесными опилками, а затем пол дегазировали хлорной известью. Ни противогаз, ни резиновые комбинезоны, ни сапоги и перчатки не спасали от кожных поражений, острых отравлений глаз и дыхательных путей. Поэтому каждая смена имела двойной состав. Одни работали, а другие лечились. […] Вымирание пострадавших в этом цехе началось уже после войны, в основном в 50-е, 60-е и 70-е годы (в зависимости от глубины отравления и образа жизни). Умирали от сердечно-легочной недостаточности, которая медленно, но неизбежно прогрессировала. И не поддавалась никакому лечению».

Из книги И. Б. Котляра. «В городе большой химии: Воспоминания»

 
12.02.1960. 2017. холст, акрил. 180х260

12.02.1960 

     12 февраля 1960 года из-за утечки газа в 6 цехе завода «Капролактам» произошел взрыв. Сильнейшая ударная волна выбила рамы и стекла в окружающих поселках и даже на территории Горьковского автозавода, в 10 км от цеха. Погибла вся смена, 24 человека. Погибших хоронили в разных частях кладбища, чтобы предотвратить массовые скопления людей. Территорию кладбища на время похорон оцепили работники спецслужб и пускали только родственников погибших. Были подписаны многочисленные документы «о неразглашении». Несмотря на то, что все слышали или видели этот взрыв, СМИ того времени предпочли промолчать об инциденте. Я внимательно пересмотрел все заводские и городские издания газет за февраль 1960 года — в них не было ни слова о реальности произошедшей трагедии. Но среди фотографий из заводского архива сохранился снимок, сделанный с вертолета. На нем можно разглядеть черные руины разрушенного взрывом цеха. Я превратил снимок в «газетную» фотографию, которую написал на огромном холсте, чтобы восполнить пробел в исторической памяти.

Аэрофотоснимок из заводского архива. 1960
 
Руины. Переход. 2017. холст, масло. 100х150. Частная коллекция

Переход 

     Среди архивных фотографий есть довольно много снимков с наглядной агитацией. Лозунги, нарисованные заводскими художниками-оформителями, были призваны мотивировать трудящихся, например, достойно встретить очередной съезд КПСС или увеличить нормы производства. На одном из таких снимков я узнал переход, остатки которого сохранились и сейчас. Но, к сожалению, перейти по нему уже никуда не получится. Этот переход соединял два цеха, один из которых полностью разрушен.

Переход. 2018. холст, акрил. 100х150
Лозунг. 2016. холст, акрил. 100х150
Пейзаж с бочками. 2016. холст, акрил. 180х260
Пейзаж с бочками. 2016. холст, акрил. 180х260

Памятники бесхозяйственности 

     Перелистывая заводские газеты, я обнаружил, что их риторика и повестка дня значительно изменились от начала 1960-х к 1970-м. Если обозначить это изменение в двух словах, то на смену установке «так должно быть», пришла констатация «так есть». В заводской малотиражке «За доблестный труд» появилась новая рубрика «Листок народного контроля», в которой в порядке самокритики публиковались снимки, разоблачавшие бесхозяйственность: брошенная тара, задымление, цеха в аварийном состоянии... Одна из статей этой рубрики иронично называлась «Памятники бесхозяйственности». Листая подшивку газет от самых старых номеров к последним, я обнаружил нарастание энтропии, которая в конце концов победила. 

     В этой перспективе «памятники бесхозяйственности» выглядят не как самокритика, а как пророчество. Эти снимки поразительно напоминают то, что можно увидеть на заброшенных заводах сегодня.

«Памятники бесхзяйственности», статья в рубрике «Листок народного контроля»
Демонстрация. 2017. холст, акрил. 100х150
Заседание. 2017. холст, масло. 100х160
 

Единогласно 

     В заводских газетах я нашел довольно много отчетов о проведенных митингах и заседаниях, посвященных поддержке тех или иных решений партии и правительства. Эти решения, как правило, принимались трудовыми коллективами «единогласно».

Единогласно. 2018. холст, масло. 60х80